<< • < • > • ^

Памятник Юрию Гагарину

памятник юрию гагарину

Каждый житель Фороса знает памятник первому космонавту нашей планеты Юрию Гагарину. Любой, кто впервые приезжает в Форос, останавливается у бюста и удивленно восклицает: «А почему здесь памятник Гагарину?» Гуляя по улице Космонавтов, гости курорта также удивлены таким названием. А все очень просто: здесь отдыхали все первые космонавты. В семейных альбомах многих жителей поселка бережно хранятся фотографии и автографы космонавтов.

Вспомните апрель 1961 года. Все были восхищены подвигом Гагарина, достижением ученых и создателей космического корабля «Восток». Более популярного, чем Гагарин, человека и придумать было нельзя. И вот он, советский супермен, - в Форосе. Для простых людей Гагарин был скорее сказочным героем, нежели обыкновенным человеком. Были случаи, когда кто-либо даже щупал Гагарина за одежду, не веря в реальность происходящего. Так и остался он в памяти форосцев простым человеком и «инопланетянином» одновременно.

Гагарин отдыхал на даче «Тессели» вместе с женой Валентиной и младшей дочерью Галей. Все было сделано для того, чтобы Юрий адаптировался и отдохнул после полета в космос: отличное питание, покой, а также фильмы и экскурсии. Он был окружен вниманием и заботой обслуживающего персонала дачи. Но Гагарин оказался «трудным» отдыхающим. До сих пор о нем рассказывают как чистую правду, так и небылицы. И различить их бывает очень сложно. Каким же в Форосе был Гагарин? Как говорится, все «записано со слов». Имена некоторых наших рассказчиков пока сохраним в секрете, тем более, что в те времена все сотрудники партийной здравницы давали расписку о неразглашении.

Юрий отличался веселым нравом и не всегда следовал строгому распорядку. Однажды с Юрием совершенно случайно рядом оказались электрики, которых вызвали для того, чтобы установить обогреватели в номерах, куда поселили замерзающих гостей из Сирии. Оказалось, что южные гости спали после долгого пути, и надо было ждать. От нечего делать (а дело было перед ужином) электрики решили поиграть в бильярд. Вдруг совершенно неожиданно в бильярдную зашел Гагарин. Испуганные ребята бросили кии и решили ретироваться. Но Гагарин сказал: «Играйте-играйте», а потом тихо, оглядываясь по сторонам, спросил: «Ребята, у вас нет закурить?» Пришлось угостить героя папироской. Юрий снова, оглядываясь по сторонам, покурил в свое удовольствие и поблагодарил своих спасителей.

Потом появился Каманин, (отвечающий за отдых, безопасность и здоровье космонавтов), и Юрий, как ни в чём ни бывало, стал играть с ним в бильярд. Вскоре появились сирийцы, и электрики ушли в освободившиеся номера ставить обогреватели. Осталось добавить, что Гагарину тогда категорически запрещалось курить.

Как-то Гагарин вернулся на катере с экскурсии из Балаклавы. На вопрос сотрудницы А.П. Андриановой: «Вы уже приехали?» Юрий ответил: «Не приехали, а пришли. Пехота!».

Иногда Гагарина и Титова привозили на танцы в санаторий. Как только к космонавтам начинали приставать желающие получить автограф, Юрий сразу приглашал танцевать свою Валентину. Титову только и оставалось отдуваться за двоих, а Юрию он говорил: «Хитренький ты!».

Гагарин и Титов любили разыгрывать везде сопровождающего их Каманина. Шутники постоянно исчезали из-под его контроля. Так однажды после очередной встречи с отдыхающими они спросили у организаторов мероприятия: «Где можно помыть руки?» и зашли в туалет. Оттуда они уже не вышли. Каманин бегал по всему Форосу, но не нашел беглецов. Оказывается, они вылезли из туалета через окно и сбежали от охраны. Потом их все-таки обнаружили на спортплощадке, где они, как ни в чем не бывало, играли в волейбол с отдыхающими. А чем они занимались до этого - так и осталось загадкой.

Отличался юмором и Титов. Во время одной встречи с отдыхающими, среди которых было много красивых молодых женщин, у Титова спросили: «Не жалеете ли Вы, что летали в космос?». Посмотрев на женщин, он ответил: «Я только жалею, что рано женился».

Иногда желание космонавтов почувствовать свободу приводило к проблемам для всех сотрудников и даже пограничников. Как-то Юрий решил порыбачить. Сел один на весельную лодку. Сначала все шло прекрасно, было тихо, но потом задул береговой ветер, который становился все сильнее и сильнее. Лодку стало уносить в море. Все попытки Юрия приблизиться к берегу ни к чему не приводили. На берегу началась паника. Вызвали даже пограничный катер из Балаклавы. Директор и охранники были сильно напуганы, но ничего не могли сделать и только бегали по берегу. В конце концов, из последних сил Юрий с помощью местных рыбаков добрался до берега далеко в стороне от дачи. Его лодка причалила к пляжу санатория. Он был совершенно мокрый и очень замерз. Впоследствии Гагарин сказал: «В космосе было легче, смотрите, какие я набил мозоли, до крови». Несколько дней после этого случая Юрий ходил с перевязанными ладонями. И даже в этом он обнаружил преимущество, - не надо было давать автографы. Катеров с моторами в санатории в те годы не было. Слава богу, все тогда обошлось.

Гагарин и Титов частенько исчезали, прятались, за что их «воспитывали» то Каманин, то директор санатория Чернявский. Смешно было даже представить, чтобы их нотации испугали героев космоса. Узнав, что на Байдарах есть ресторан, космонавты шутили: «Хорошо бы туда съездить», но им запрещалось без разрешения покидать дачу.

Приколы, розыгрыши Гагарина и Титова в конце концов привели к происшествию, которое, чуть было, не закончилось трагически. Чтобы восстановить подробности этого происшествия, пришлось побеседовать не с одним сотрудником из обслуги дачи. В результате Вам, дорогой читатель, предлагается достоверная информация.

В группе, сопровождающей космонавтов Ю. Гагарина и Г. Титова, насчитывалось 25 человек, в том числе Николай Петрович Каманин, генерал, руководитель центра подготовки космонавтов.

Герман Титов должен был уехать раньше Гагарина. Накануне отъезда Титова решено было организовать проводы. Нужно было знать характер Юры, чтобы понять, как проходили проводы. Пили то кефир, то коньяк, переодевались в женскую одежду, т.е. веселились, как говорится, на полную катушку.

А поскольку ухарство Юрия иногда перехлестывало, то ждать можно было чего угодно. Но то, что произошло, стало полной неожиданностью для всех и для самого Юрия. В азарте игры и веселья он зашел в комнату вслед за младшей медсестрой Аней Афанасьевой и закрыл дверь, это была его очередная шутка. Увидев, что он закрылся, его жена Валентина подошла к двери и постучала. Юрий придумывал шутки буквально на ходу.

Он вышел на веранду и прыгнул вниз, видимо, чтобы разыграть жену. Но произошло неожиданное: оступившись, он упал и сильно ударился головой. Когда в комнату зашла Валентина, то сразу спросила: «А где Юрий?», а Аня ответила: «Пошел на веранду». Валентина - на веранду, а его нет. Выбежали на улицу, а он лежит. Вот такой нелепый случай. Все произошло буквально в считанные минуты. То есть, не было ни любовной связи (ни тем более, внебрачного ребенка), ведь рядом всегда была Валентина. Начали звать на помощь, сразу же сообщили дежурной медсестре Румянцевой Анне Алексеевне: «Гагарин убился!». Юрий, действительно, сначала временно потерял сознание. Прибежала и его московский врач Екатерина Петровна. Гагарина принесли в корпус и положили на кровать. Постепенно Юрий пришел в себя, лицо его было в крови. Но даже в этой ситуации, беспомощно лежа с разбитой головой, Гагарин продолжал шутить. Он спросил у 24-летней медсестры Румянцевой: «Ну, как думаете, смогу я ещё полететь на Луну?». На место происшествия срочно вызвали директора В.К. Чернявского и начмеда Н.П. Хадзарагова, а из Севастополя - опытных нейрохирургов, и на втором этаже коттеджа Юрию сделали операцию под местной анестезией. Боль была сильной, так как была даже раздроблена кость. Рану обработали, наложили швы. Юрий был терпеливым и не произнес ни слова. Из Москвы вызвали даже хирурга Вишневского, настолько все были напуганы происшествием. После операции у кровати круглосуточно дежурили, не отходя ни на минуту, через день, по 24 часа, медсестры Л.С. Коновальцева и А.А. Румянцева. Почти все время рядом была и жена Валентина.

Вставать ему не разрешали. Как-то в эти дни Юрий пошутил с медсестрой Румянцевой: «Вот станешь беззубой старушкой, и будешь рассказывать своим внукам, как ухаживала за Гагариным».

Иногда от нечего делать Юрий, видя, что медсестра Румянцева сидит над тетрадками (она училась тогда в вечерней школе), говорил ей: «Ну, давай, будем решать твои задачи» и начинал помогать ей. Иногда Юрий, устав от врачей, просил медсестру: «Закрой, пожалуйста, дверь и скажи, что я сплю».

История болезни держалась под замком. Какие только тогда слухи не ходили! Вплоть до того, что на Гагарина было совершено покушение. Пролежав более 10 дней, Гагарин стал рваться в Москву на XXII съезд КПСС. В день отъезда вызвали «Чайку». В машину его несли на носилках, и в этот момент он хохотал, наверное, представив со стороны картину выноса своего тела.

Кстати, на следующий после падения день Юрий попросил директора санатория Чернявского не наказывать Аню. Она, действительно, была ни в чём не виновата. После этого случая ее перевели в другой корпус, а примерно через три месяца, она уволилась и уехала. Вот так все было на самом деле. А для народа подбрасывались разные красивые истории. Например, даже рассказывали, что Юрий получил травму при спасении детей на пожаре. Об этом происшествии до сих пор рассказывают разное и спорят до хрипоты. А все оттого, что тогда никто не сказал правду.

В первые часы после случившегося было не до этого, всех беспокоило состояние здоровья Юрия, потом говорить об этом боялись, затем всё окончательно запуталось, и из всего этого рождались нелепые слухи. По пути из Фороса Юрию стало плохо, и он еще некоторое время пролежал под наблюдением врачей в гостинице аэродрома под Севастополем.

Несколько слов о Валентине Гагариной. Это была простая женщина без украшений и косметики. За маленькой дочкой присматривала няня, а Валентина старалась быть рядом с Юрием. Но из-за многочисленных мероприятий ей это не всегда удавалось. Как-то, разоткровенничавшись с медсестрами, она рассказала об их женитьбе, о том прекрасном времени, когда Юрий учился в училище и они жили в общежитии. «Та жизнь дороже мне, чем настоящая», - говорила она, и жаловалась на судьбу: «Он теперь не мой».

Слава о Гагарине, любовь к нему простых людей, несмотря на все слухи, не угасала, а даже наоборот - все случившееся оставило в их памяти образ парня - «сорви голова», весельчака и вместе с тем народного героя.